На главную | УК «СТПС» | Карта сайта | Сотрудникам | Контакты
Главная > Стартовать готовы.

Стартовать готовы.

Большинство экономически значимых каналов транспортировки газа в центры переработки или на экспорт пока существует в проекции. И во многом «реальные движения» зависят от двух титанов рынка недропользования «Газпрома» и «Роснефти». Другие участники рынка готовы «стартовать» по первому знаку. О том, какая газовая логистика может сформироваться в Восточной Сибири в будущем, мы беседовали с генерального директоромЗАО Управляющая компания «Сибтрубопроводстрой» Аскаром Тюреевым.
 
— Для реализации запасов газа Сибири, как попутного нефтяного, так и природного, необходима развитая транспортная система трубопроводов, которые могли бы поставлять углеводороды как на внутренний рынок, так и на экспорт. Вот договоренности с Южной Кореей уже достигнуты и транспортировка должна стартовать к 2017 году. Какие работы ведутся сегодня в этом направлении? Принимает ли ваша компания участие в строительстве транспортного канала?
 
— Для поставки газа на рынки стран Азиатско-Тихоокеанского региона возможно использование двух транспортных каналов — это уже действующая первая на востоке России межрегиональная газотранспортная система (ГТС) «Сахалин–Хабаровск–Владивосток» и проектируемый транссибирский газопровод «Якутия–Хабаровск–Владивосток», получивший название «Сила Сибири». Если на уже построенном газопроводе «Сахалин–Хабаровск–Владивосток» для увеличения поставок газа достаточно небольшой реконструкции, то для газопровода «Якутия–Хабаровск–Владивосток» необходимо новое строительство. В то же время, с точки зрения экономики Российской Федерации в целом, газопровод «Сила Сибири» наиболее перспективный и, я думаю, он сыграет ту же роль, что и нефтепровод «Восточная Сибирь — Тихий океан».
 
— По-прежнему экспорт в Китай считается выгодным направлением для получения маржи для компаний, хотя договоренности с Китаем до сих пор не достигнуты. Как вы оцениваете перспективу развития этого направления — когда, по какой цене, по какому маршруту возможны поставки? Какой маршрут — через Дальний Восток или через Алтай — был бы более экономически целесообразным, оптимальным?
 
— Стоимость этих проектов трудно сравнивать. С одной стороны, газопровод через Алтай с более коротким маршрутом, и казалось бы, поэтому с меньшими финансовыми вложениями. Но там настолько сложная геология и рельеф местности, что он в итоге станет более затратным, чем газопровод «Якутия–Хабаровск–Владивосток» с большей протяженностью. С другой стороны, «Якутия–Хабаровск–Владивосток» сыграет такую же энергетическую роль, как и ВСТО. Во-первых, он даст толчок к разработке месторождений Восточной Сибири и Якутии, которые сегодня развиваются только в части нефтедобычи, поскольку существует большая проблема утилизации попутного газа. В связи с этим «Сила Сибири» послужит своеобразным коллектором для сбора попутного газа со всех нефтяных и газовых месторождений севера Иркутской области и Якутии. Также этот газопровод пройдет по негазифицированным районам Восточной Сибири и Дальнего Востока, что позволит использовать это топливо не только с точки зрения транспортировки газа, но и с точки зрения газификации этих районов, то есть это дополнительные ресурсы не просто топлива, а экологически чистого. А газопровод Алтай пройдет по малонаселенным районам.
 
— «Газпром» принял решение об очередности освоения Чаянды и Ковыкты и о стройке газопровода «Якутия–Дальний Восток», а также о строительстве гелиевого завода в Амурской области. Какие вы видите для себя перспективы в этих проектах? Есть ли уже какие-то контракты о строительстве? Как вы оцениваете стоимость проектов в практически «дикой» местности?
 
—Все перечисленные вами объекты для нас очень интересны, тем более что в этих регионах - я имею в виду север Иркутской области и Западную Якутию - мы работали и продолжаем работать в настоящее время. Наши комплексные технологические потоки расположены на Верхнечонском месторождении (заказчик ОАО «Верхнечонскнефтегаз») и в районе города Ленска, где мы построили линейную часть нефтепровода и сейчас достраиваем площадку сдачи продукта (заказчик ООО «Таас-Юрях Нефтегазодобыча»). Что касается контрактов, то в настоящее время ведутся проектно-изыскательские работы, тендеры еще не проводились. Естественно, мы рассчитываем на работу на этих объектах и готовимся к выходу на них, но пока реальных движений нет. Что касается стоимости объектов, как вы выразились, «в дикой» местности, то они, конечно же, дороже, но это объяснимо. Например, стоимость сварочно-монтажных работ в северных областях и в европейской части России, где мы сейчас работаем в двух регионах — в Московской и Липецкой областях, — отличается только районным коэффициентом. Естественно, дороже стоят земляные и свайные работы. Это обусловлено более сложной геологией. А основное увеличение стоимости объектов в так называемой «дикой» местности дает транспортная составляющая: доставка материалов, оборудования, людей, спецтехники. Это очень большие затраты. Но тарифы на перевозку формируют не «Транснефть» и не «Газпром», а наши перевозчики. Поэтому, я думаю, эти вопросы скорее к ним, а не к нам и нашим заказчикам.
 
— Восточная Сибирь по итогам 2012 года впервые в истории стала лидером по сжиганию ПНГ. Во многом из-за того, что в новых регионах добычи (Юрубчено-Тохомская зона, север Красноярского края, север Иркутской области, Якутия) отсутствует инфраструктура переработки газа, нет магистрального газопровода для сдачи сухого газа. Кто может построить транспортную линию? Только «Газпром»? Каким образом можно осуществить транспортировку ПНГ?
 
— К освоению месторождений в Восточной Сибири только-только приступили, а уже отметили, что вышли «в лидеры» по сжиганию попутного нефтяного газа. Создание инфраструктуры по переработке попутного нефтяного газа — дело очень дорогостоящее. Но альтернативы-то просто нет. Сжигать это ценнейшее сырье для химической промышленности просто недопустимо — и с хозяйственной, и с экологической точек зрения. На мой взгляд, на первом этапе строительства газоперерабатывающих заводов и подводящих к ним газопроводов без помощи государства не обойтись, поскольку большинство недропользователей, за исключением, пожалуй, только «Газпрома» и «Роснефти», не могут позволить себе строительство таких объектов. По мере увеличения объемов газопереработки эти объекты будут рентабельными. Особенно после запуска газопровода «Якутия–Хабаровск–Владивосток». Этот газопровод сможет собирать весь сухой газ. Варианты размещения газоперерабатывающих заводов могут быть любые, здесь важно учитывать схему транспортировки полученных в результате переработки продуктов.
 
— Как вариант решения проблемы — строительство ГРЭС. К примеру, есть проект строительства ГРЭС для Иркутской области в Усть-Куте. Сухой газ можно подавать туда. Какие еще могут быть решения «спасения» газа в Восточной Сибири? Как вы относитесь к такому решению проблемы сбыта газа как к подключению формирующейся восточной газотранспортной системы к уже действующей системе Западной Сибири?
 
— Лет 15 назад, когда впервые заговорили о практическом освоении Ковыктинского газоконденсатного месторождения, планировалось строительство газопровода от Ковыкты к компрессорной станции Проскоково, что в Кемеровской области — кстати, недавно нами реконструированной. Этот газопровод позволит не только соединить Восточную сибирскую газотранспортную систему, но и подключить газ Юрубчено-Тахомской зоны, а также все промежуточные месторождения. После перехода Ковыктинского месторождения к «Газпрому», только он может принять решение о строительстве данного газопровода, и я полагаю, что это решение довольно насущное. Видимо, все упирается только в финансовые средства. На самом деле это действительно очень правильная идея, и делать это надо.
 
Спецпроект «Нефтегазовое будущее Сибири», журнал «Эксперт-Сибирь», 27 мая-2 июня 2013 №21(376)
г. Новосибирск 630089 ул. Федосеева 2
Тел.: (383) 230 – 53 – 20, 230 – 53 – 23
E-mail: info@sibtruboprovod.ru